Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> "Солдатские дети" - генералы императорской русской армии
Русская армия в Великой войне: "Солдатские дети" - генералы императорской русской армии

"Солдатские дети" - генералы императорской русской армии

В начале XX в. высший командный состав императорской армии оставался преимущественно дворянским по происхождению. Несмотря на то, что военные реформы Д.А. Милютина открыли доступ в офицеры всем слоям населения, редко можно было увидеть в генеральских погонах выходца из крестьян, солдат или рабочих.
Определенное социальное "одиночество" военачальников из простолюдинов имело для них следствием отсутствие протекции - делать карьеру им приходилось только за счет личных заслуг. Сравнительно легче было выдвинуться по службе так называемым "солдатским детям" - сыновьям унтер-офицеров и рядовых - тесное знакомство с юных лет с военной службой способствовало лучшей адаптации их в офицерском корпусе.
Наиболее действенным способом достичь высших постов в армии для офицеров из непривилегированных сословий всегда было боевое отличие. Первая мировая война предоставила им большие возможности проявить себя и выдвинуться по службе. До момента свержения монархии в высшем командном составе армии было всего три генерала, происходивших из детей нижних чинов. Стоит остановиться подробнее на их биографиях.
Одним из первых проявил себя генерал-майор Михаил Иванович Шишкин. Родился он в 1863 г. в семье фельдфебеля, окончил Симбирскую военную гимназию и 2-е военное Константиновское училище, более 20-ти лет прослужил в Туркестане. Молодым подпоручиком получил орден Св. Анны 4-й степени за отличие при занятии Мервского оазиса в 1885 г. Во время русско-японской войны, полковник Шишкин командовал 287-м пехотным Тарусским полком и заслужил, среди прочих наград, золотое оружие с надписью "За
[307]
храбрость". Произведенный 6 октября 1910 г. в генерал-майоры, он получил в командование 2-ю бригаду 24-й пехотной дивизии, которую и вывел на фронт мировой войны.
В тяжелых боях под Варшавой и Лодзью части генерала Шишкина, будучи в составе I-го армейского корпуса, проявили удивительную стойкость. В разгар Лодзинского сражения, 9 ноября 1914 г., когда охваченный с флангов и простреливаемый насквозь корпус прикрывал подступы к городу, из строя выбыл начальник 22-й пехотной дивизии. Командир корпуса поручил генералу Шишкину немедленно принять командование дивизией, прикрывавшей самое опасное направление. В конечном итоге, все атаки противника были отбиты, и операция завершилась победой наших войск. За отличия при командовании бригадой Михаил Иванович Шишкин был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени (11 марта 1915 г). В должности командующего дивизии он был утвержден 11 декабря 1914 г. Летом 1915 г. последовало производство в чин генерал-лейтенанта.
Генерал Шишкин командовал 22-й дивизией до осени 1916 г., пройдя с ней и Большое отступление 1915 г., и кровавые бои на оз. Нарочь и р. Стоход весной-летом 1916 г. После непродолжительного пребывания в резерве чинов при штабе Киевского (29 октября - 22 ноября 1916 г.) и Петроградского (22 ноября 1916 г. - 22 января 1917 г.) военных округов, он получил 14-ю Сибирскую стрелковую дивизию на Северном фронте. "Гучковские чистки" не повлияли на карьеру генерала, но после Корниловского выступления, когда из армии удалялись последние верные долгу военачальники, Михаил Иванович Шишкин вынужден был оставить должность (10 сентября 1917 г). За день до октябрьского переворота он был уволен в отставку.
Последние дни января 1915 г. принесли славу Василию Николаевичу Братанову. Родился он в 1862 г. в семье отставного унтер-офицера, образование получил в 3-й Санкт-Петербурской военной гимназии, 2-м военном Константиновском училище и Николаевской академии Генерального штаба. До начала Первой мировой войны его карьера протекала ровно, но и без особого блеска. Более пяти лет Братанов командовал 178-м пехотным Венденским полком, после чего 14 июля 1910 г. он был произведен в генерал-майоры и назначен начальником штаба III-го Сибирского армейского корпуса.
В конце августа 1914 г. корпус прибыл на фронт и с самого первого боя проявил себя самым лучшим образом, благодаря высокому качеству войск, хорошо подобранному командному составу и слаженной работе штаба. Велика была заслуга в этом и Василия Николаевича Братанова. Особенно он отличился во время Августовского сражения 10-й армии в конце января - начале февраля 1915 г. В течение нескольких дней сборный, надерганный из разных частей отряд генерала сдерживал натиск полутора германских корпусов. Отбив все
[308]
атаки противника, искусно избежав попыток обхода, генерал Братанов спас армию от полного окружения и гибели. После окончания сражения он принял в командование 7-ю Сибирскую стрелковую дивизию (25 апреля 1915 г).
За боевые отличия в должности начальника штаба корпуса Василий Николаевич Братанов был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени (21 мая 1915 г.) и произведен в генерал-лейтенанты. Еще раз проявить стойкость и мужество Братанову довелось в августе-сентябре 1915 г., когда упорная оборона его частей в составе III-го Сибирского корпуса, во многом способствовала благополучной ликвидации Свенцянского прорыва. 31 марта 1916 г. генерал Братанов был награжден Георгиевским оружием.
Февральская революция сокрушила карьеру выдающегося военачальника. 6 апреля 1917 г. генерал-лейтенант Братанов "по обстоятельствам текущего времени" был зачислен в резерв чинов при штабе Минского военного округа, в котором пробыл до конца года. К активной боевой службе он уже не возвращался, уволившись в отпуск "впредь до увольнения в отставку".
Бесспорно, одним из самых выдающихся русских военачальников в Первой мировой войне был Константин Лукич Гильчевский. Уроженец Эриванской губернии, сын простого унтер-офицера, всю службу свою до 1914 г. он провел на Кавказе. В 15 лет Гильчевский поступил вольноопределяющимся в Кавказский полевой инженерный парк. Через шесть лет службы рядовым, во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. за отличие при взятии Карса он получил первый офицерский чин прапорщика. По окончании войны Константин Гильчевский выдержал офицерский экзамен при Тифлисском пехотном юнкерском училище, после чего еще девять лет "тянул лямку" в строю. В 1890 г. он успешно, по 1-му разряду, окончил Николаевскую академию Генерального штаба. В 1893-1900 гг. Гильчевский служил в штабе Кавказского военного округа, в 1905-1908 гг. уже в чине полковника командовал 16-м гренадерским Мингрельским полком. 3 сентября 1908 г. он был произведен в генерал-майоры.
К лету 1914 г. Константин Лукич Гильчевский был командиром 1-й бригады Кавказской гренадерской дивизии. С началом Первой мировой войны ему был предоставлен пост командующего 83-й пехотной дивизии, развернутой при мобилизации. На новом поприще генералу пришлось в первую очередь проявить свои организаторские способности - из "сырой" части, испытывающей недостаток во всем, от офицеров до пулеметов, в короткий срок Гильчевскому удалось создать хорошую боевую дивизию. Уже в первых боях в конце августа 1914 г. в Галиции 83-я дивизия проявила стойкость и упорство, отбросив австро-венгерские части после пятидневного сражения.
Самым ярким делом генерала Гильчевского в кампанию 1914 г. была переправа через Вислу. А.А. Свечин, служивший в то время в штабе
[309]
Верховного Главнокомандующего, вспоминал: "на 83-ю дивизию была возложена отчаянная задача - произвести демонстративную переправу через Вислу, чтобы облегчить серьезное ее форсирование севернее в районе Ивангорода… Я помню, как в Ставке были удивлены, когда получили телеграмму о том, что 83-я дивизия без понтонов, без тяжелой артиллерии, переправилась через Вислу, сбила австрийцев и удержалась на противоположном берегу". К сожалению, на тот момент уже был решен вопрос об отчислении Гильчевского в резерв чинов. Действуя в Галиции, его дивизия участвовала в погроме Уланува и полностью сожгла город, что послужило причиной отстранения генерала от должности.
Около полугода (9 ноября 1914 г. - 25 марта 1915 г.) Гильчевский находился в резерве чинов при штабе Киевского военного округа, после чего был назначен начальником 1-й ополченческой дивизии, действовавшей на Юго-Западном фронте в составе XXXII-го армейского корпуса. Дивизия была только что сформирована из дружин ополчения, боеспособность которых была весьма сомнительна, а дисциплина оставляла желать много лучшего. И с этими частями Гильчевский вскоре стал творить чудеса. Вот что писал об очередной его победе командир корпуса генерал-лейтенант И.И. Федотов: "28 мая - 5 июня [Гильчевский] лично руководя под сильным огнем действиями своей дивизии, сначала успешно вывел ее из опасного положения…, а затем своевременным, не ожидая приказаний, переходом в наступление отбросил значительно продвинувшиеся было вперед превосходные силы противника… за нашу государственную границу". За боевые отличия в кампании 1915 г. Константин Лукич Гильчевский был награжден Георгиевским оружием (15 мая 1916 г.) и произведен в чин генерал-лейтенанта (12 июля 1916 г).
Ярче всего полководческий талант генерала Гильчевского раскрылся во время знаменитого Брусиловского наступления. С 22 мая по 15 июля 1916 г. его 101-я пехотная дивизия дала девять боев, семь раз прорывала позиции противника, из них четыре с предварительным форсированием болотистых рек, продвинувшись вперед в общей сложности более чем на 40 километров. Трофеями ее стали более 22-х тысяч пленных при 16 орудиях. Наградой начальнику "чудо-дивизии" стали орден Св. Георгия 4-й степени (21 октября 1916 г.), представление к ордену Св. Георгия 3-й степени и выдвижение кандидатом на должность командира корпуса. После Февральской революции, 6 апреля 1917 г., генерал-лейтенант Гильчевский был назначен командиром XI-го армейского корпуса, во главе которого он находился до конца войны.
Знакомство с вышеприведенными служебными биографиями военачальников позволяет понять, какой путь должен был проделать выходец из солдатских или унтер-офицерских детей во второй половине XIX - начале XX в., чтобы достичь высших постов в армии.
[310]
Первым препятствием, которое он должен был преодолеть, было получение первого офицерского чина. Можно было, поступив на службу вольноопределяющимся, заслужить его на войне, но в этом случае, для продолжения офицерской карьеры, необходимо было выдержать экзамен при юнкерском училище (К.Л. Гильчевский). Можно было пройти через систему военно-учебных заведений. Во время реформ Милютина, в 1874 г. были открыты 3-я Санкт-Петербургская и Симбирская военные гимназии, в которые могли поступать выходцы из любых сословий (обучение в них проходило экстерном и было платным). Именно их и окончили В.Н. Братанов и М.И. Шишкин. После военной гимназии был открыт доступ в военное училище, выпускник которого получал чин подпоручика.
Однако, как известно, большинство офицеров заканчивали службу в чине подполковника или полковника. Чтобы сделать успешную карьеру, необходимо было окончить военную академию (В.Н. Братанов, К.Л. Гильчевский), либо отличиться на войне (М.И. Шишкин). Но и этого, как правило, было мало. Единственную возможность достичь высших командных постов офицеру - выходцу из простонародья, предоставлял заветный орден Св. Георгия.
В условиях, когда большинство генералитета по происхождению было потомственными дворянами, выходцам из низших сословий приходилось являть выдающиеся подвиги, чтобы занять свое место на вершине военной иерархии. Биографии Василия Николаевича Братанова, Константина Лукича Гильчевского и Михаила Ивановича Шишкина могут послужить тому примером.
[311]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> "Солдатские дети" - генералы императорской русской армии
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:45
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik