Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Казаки на Кавказском фронте -> Тетрадь тринадцатая
Русская армия в Великой войне: Казаки на Кавказском фронте

Тетрадь тринадцатая

КАЗАЧЬИ СИЛЫ НА 1 ЯНВАРЯ 1917 ГОДА

К этому времени Кавказская армия имела 6 армейских корпусов и один кавалерийский. Последний действовал в Персии. Фронт тянулся от южного берега Черного моря, западнее Трапе-зунда, падая прямо на юг, на Эрзинджан, и дальше шел на юго-восток, южнее Ванского озера, спускаясь еще ниже к персидско-турецкой границе. В этой части фронта отдельный кавалерийский корпус генерала Баратова с приданными к нему пехотными частями действовал в направлении на Месопотамию - на Моссул и Багдад.
Следуя линии фронта от Черного моря, перечислю казачьи дивизии, полки, пластунские бригады и артиллерию.
1. 5-й Кавказский корпус генерал-лейтенанта Яблочкина. В него входили: 3-й Кавказский полк Кубанского войска полковника Ефремова (старый кавказец), 55-й Донской казачий полк (4 сотни) полковника Дубенцова.
2. 2-й Туркестанский корпус генерал-лейтенанта Пржевальского (кубанский казак, на войну выступил начальником 1-й Кубанской пластунской бригады. Умер в Югославии). В него входили: 3-я Кубанская пластунская бригада - 13, 14, 15, 16, 17 и 18-й батальоны - полковника Каменского, Сибирская казачья бригада генерал-майора Левандовского, 1-й и 2-й Сибирские казачьи полки (полковников Белова и Борисевича), 2-я Оренбургская казачья батарея (6 орудий) войскового старшины Лебедева, 3-й Горско-Моздокский полк Терского войска полковника Лепилкина, 14-я и 18-я Кубанские особые конные сотни.
3. 1-й Кавказский корпус генерала от кавалерии Калитина. В него входили: 4-я Кубанская пластунская бригада - 19, 20, 21 и 22-й Кубанские и 1-й и 2-й Терские батальоны - генерал-майора Крутеня (приписной кубанский казак), Донская пластунская бригада (4 батальона) полковника Полухина (начальник штаба бригады Генерального штаба подполковник Бояринов), 5-я Кавказская казачья дивизия генерал-лейтенанта Томашевского.
В 1-ю бригаду генерал-майора Колесникова (терский казак) входили: 1-й Таманский полк войскового старшины Белого, ка-
[271]
зака станицы Уманской (там он и застрелился после неудачного восстания казаков против большевиков весной 1918 года), 1-й Кавказский полк полковника Эльмурзы Мистулова.
2-й бригадой командовал генерал-майор Филиппов (терский казак). В бригаду входили: 3-й Екатеринодарский полк полковника Миргородского (старейший кавказец станицы Брюховецкой Кавказского отдела); 3-й Линейный полк полковника Кучерова (зарублен красными в своей станице в 1918 году); 4-й Кавказский казачий конно-артиллерийский дивизион (12 орудий), в который входили 4-я и 6-я Кубанские казачьи батареи, с середины апреля дивизион переброшен в Финляндию; 10-я и 30-я Кубанские отдельные конные сотни и 83-я Донская особая казачья сотня.
4. 6-й Кавказский корпус генерал-лейтенанта Абациева (терский казак-осетин, умер в Югославии). В него входили: 2-я Кубанская пластунская бригада генерала Букретова - 7, 8, 9, 10, 11 и 12-й батальоны (Букретов - потом кубанский Войсковой атаман, умер в Нью-Йорке); 3-й Черноморский полк Кубанского войска полковника Галушки; 28-я Кубанская отдельная конная сотня и 82-я Донская особая казачья сотня.
5. 4-й Кавказский корпус генерал-лейтенанта де Витта. В него входили: 2-я Кавказская казачья дивизия генерал-лейтенанта Кулебякина (терский казак); 1-я бригада генерал-майора Нальгиева (ингуш Терской области, зарублен красными в 1918 году в своем ауле); 2-я бригада генерал-майора Афросимова и 13-я Кубанская особая конная сотня.
1-ю бригаду составляли 1-й Лабинский полк Кубанского войска полковника Блазнова (терский казак, умер в Харбине), 1-й Черноморский полк Кубанского войска Генерального штаба полковника Шатилова (жил в Париже, дослужился до генерала от кавалерии).
2-ю бригаду составляли 3-й Волгский полк Терского войска полковника Вдовенко (потом был Войсковым атаманом Терского войска, вывезен из Югославии в Москву после Второй мировой войны), 3-й Кизляро-Гребенской полк Терского войска полковника Аландера (в 1919 году командовал 2-м Екатеринодарским полком на Маныче, где зарублен красными), 2-й Кавказский казачий конно-артиллерийский дивизион (12 орудий) полковника Флегонта Урчукина (терский казак), 3-й Сунженско-Владикав-казский полк Терского войска полковника Гладилина.
6. 7-й Кавказский корпус генерал-лейтенанта Чернозубова (донской казак). В него входили: 4-я Кавказская казачья дивизия генерал-лейтенанта Филимонова (казак станицы Григореполисской, родной брат Кубанского Войскового атамана генерала А.П.Филимонова, умер в Югославии), 2-я Забайкальская казачья бригада
[272]
генерал-майора Назарова, 3-я Забайкальская казачья бригада генерал-майора Семенова, родственника атамана Г.Семенова.
Полки 4-й Кавказской казачьей дивизии: 1-й Полтавский Кубанского войска полковника Белого, 1-й Сунженско-Владикав-казский Терского войска полковника М.И.Земцева (кубанский казак с академическим образованием, в 1920 году остался с капитулировавшей Кубанской армией, был сослан на Урал и умер), 3-й Таманский полк Кубанского войска полковника графа Граббе, 3-й Кубанский полк полковника Захарова (казак станицы Прочноокопской, в 1920 году остался на черноморском побережье с Кубанской армией и сослан на Урал, в Екатеринбург).
Части 2-й Забайкальской казачьей бригады: 2-й Читинский казачий полк полковника Васильева, 2-й Нерчинский казачий полк полковника Канцевича, 4-я Забайкальская казачья батарея (6 орудий).
Полки 3-й Забайкальской казачьей бригады: 3-й Верхнеудинский полковника Оглоблина (впоследствии Войсковой атаман Уссурийского войска, проживавший в эмиграции в Шанхае), 2-й Аргунский полковника Бутакова, 2-я Забайкальская казачья батарея (6 орудий) полковника Кислицкого.
7. Армейский резерв. В него входили: 1-я Кубанская пластунская бригада (1, 2, 3, 4, 5 и 6-й батальоны) Генерального штаба генерал-лейтенанта Гулыги (кубанский казак станицы Незамаевской, умер в Югославии), 3-й Лабинский полк Кубанского войска полковника Щелокова, 3-й Запорожский полк Кубанского войска и 25-я Кубанская особая конная сотня.
8. Кавказский кавалерийский корпус генерала от кавалерии Баратова. В него входила 1-я Кавказская казачья дивизия генерал-лейтенанта Раддаца. Он родом эстонец, на войну вышел командиром 1-го Сибирского атамана Ермака Тимофеевича полка. В начале 1915 года принял Сибирскую казачью бригаду и за отличие в командовании ею в июле 1916 года назначен начальником 1-й Кавказской казачьей дивизии. Весной 1918 года вел свою дивизию на Кубань, где она была полностью захвачена красными. В Армавире арестовали всех офицеров дивизии, они были посажены в тюрьму и в июне расстреляны вместе с генералом Раддацем, всего 68 человек.
1-й бригадой командовал генерал Перепеловский, бывший офицер Конвоя его величества, ранее командовавший 1-м Таманским полком. Расстрелян вместе с генералом Раддацем.
В 1-ю бригаду входили полки: 1-й Уманский полковника Лещенко (во время Гражданской войны был начальником штаба Кубанского войска, умер в Югославии в генеральском чине), 1-й Запорожский полковника Урчукина (терский казак).
2-й бригадой командовал генерал-майор Федюшкин (терский казак). В бригаду входили полки: 1-й Кубанский полковника Сур-
[273]
жикова (казак станицы Николаевской, расстрелян вместе с Раддацем); 1-й Горско-Моздокский Терского войска полковника Найденова (казак станицы Ханской Кубанского войска); 1-й Кавказский казачий конно-артиллерийский дивизион (12 орудий), в который входили 2-я Кубанская и 1-я Терская казачьи батареи (их командиры - войсковые старшины Федюшкин и Кочергин).
1-й Хоперский полк входил в состав Кавказской кавалерийской дивизии генерал-лейтенанта князя Белосельского-Белозерского. Командиром полка был Генерального штаба полковник Успенский, казак станицы Каладжинской. В Гражданскую войну стал генералом и Кубанским Войсковым атаманом, умер в 1919 году от тифа.
В 3-ю Кубанскую казачью дивизию генерал-майора Рафаловича (умер в Брюсселе) входила 1-я бригада генерал-майора Золотарева, состоявшая из полков: 1-го Сводно-Кубанского полковника Титу-са (таманец), 2-го Сводно-Кубанского полковника Горбачева.
2-й бригадой командовал генерал-майор Кравченко (таманец). В бригаду входили полки: 3-й Сводно-Кубанский полковника Адлерберга и 4-й Сводно-Кубанский полковника Беломестнова.
3-я Кубанская казачья дивизия была сформирована на Кубани в начале 1915 года и называлась Сводно-Кубанской, так как ее полки формировались не по отделам, а каждый примерно из двух отделов. В Кубанском войске - 7 отделов, то есть войско разбито на семь военно-административных единиц, и эти отделы выставляли в мирное время 11 конных полков и 6 пластунских батальонов. В1916 году этим сводным полкам были даны названия старых полков, давно упраздненных. Вот имена этих полков в порядке нумерации: Ставропольский, Екатеринославский, Ейский и Адагумо-Азовский.
В Ставропольском полку командирами сотен были старые и доблестные лабинцы Венков и Фостиков, в Гражданскую войну ставшие генералами.
Все эти сведения взяты из книги генерала Е.М. Масловского "Мировая война на Кавказском фронте 1914-1917 гг." и дополнены мной.
Кавказская действующая армия к 1 января 1917 года имела 247 батальонов пехоты, 236 сотен конницы и 546 орудий. Из этого числа казачьи силы составляли: 24 батальона из четырех кубанских бригад и четыре батальона из Донской пластунской бригады. В состав 236 сотен конницы входило только 18 эскадронов Кавказской кавалерийской дивизии и три конных полка пограничной стражи четырехсотенного состава. Казачьи и драгунские полки имели шестисотенный состав. Батальоны военного времени - около 1000 штыков.
По перечисленным частям видно, что казачьи силы в Кавказской действующей армии на 1 января 1917 года составляли 33
[274]
конных полка, 28 пластунских батальонов и 9 конных батарей (54 орудия).
4-я Кавказская и 3-я Кубанская казачьи дивизии не имели своей казачьей артиллерии. Не имели ее и все четыре Кубанские пластунские бригады и Донская пластунская.
Численный состав конных полков со всеми командами - около 1000 человек.
В книге генерала Масловского указано, что в Кавказской действующей армии находились 10, 11, 13, 14, 18, 25, 26, 28 и 30-я Кубанские отдельные конные сотни и 82-я и 83-я Донские. Однако в Карской крепости находились еще 31-я и 32-я Кубанские отдельные сотни и 48-я Донская, а в крепости Александ-рополь - 72-я Донская сотня.
В приложении "Охрана тыла войсками" указаны следующие части: 2, 3, 4, 5, 7, 8, 15 и 16-я Кубанские особые конные сотни.
В пограничную стражу входили: 56-й и 57-й Донские казачьи полки и 12, 22, 23, 27 и 29-я Кубанские отдельные конные сотни и 61, 73 и 78-я Донские.
Все эти Кубанские и Донские особые конные сотни, числом 31, и Донская казачья бригада, 56-й и 57-й полки не считались входящими в численный состав казачьих сил действующей Кавказской армии. А ведь 31 сотня составляла 5 полков шестисотенного формирования. Таким образом, всего воевало 267 сотен.
Небезынтересно отметить, что из семи корпусных командиров Кавказской армии к 1 января 1917 года пять были казаки. Это генералы Калитин, Пржевальский, Баратов, Абациев и Чернозубов.

ОФИЦЕРЫ-КАЗАКИ - ГЕОРГИЕВСКИЕ КАВАЛЕРЫ КАВКАЗСКОЙ АРМИИ

Генерал Масловский пишет:
"За взятие крепости Эрзерума государь император Николай II по-царски наградил победителя, генерала Юденича, прислав с фельдъегерем крест и звезду ордена Св. Георгия 2-й степени".
Высочайшим приказом от 17 мая 1915 года командир 1-го Кавказского армейского корпуса генерал от кавалерии Петр Калитин за начальствование Сибирской отдельной казачьей бригадой в боях с 14 декабря 1914 года по 13 января 1915 года награждался орденом Св.Георгия 3-й степени.
Орден Св. Георгия 4-й степени Калитин получил за Ахал-Текинскую экспедицию 1880 года, будучи молодым офицером в отряде генерала Скобелева. За взятие Эрзерума награжден бриллиантовой шашкой.
Высочайшим приказом от 17 мая 1917 года орденом Св.Георгия 4-й степени награждены следующие лица:
1. Командир 1-го Уманского бригадира Головатого полка Кубанского войска Михаил Фесенко - за временное командование 1-й Кавказской казачьей дивизией в боях 29-30 октября 1914 года. Терский казак.
[275]
2. Николай Бояринов, офицер 13-го Туркестанского стрелкового полка, - за временное командование 14-м Туркестанским полком в боях 20-25 декабря 1914 года. Донской казак.
3. 4-го Кубанского пластунского батальона подъесаул Матвей Дубина за то, что, командуя сотней казаков, 19 декабря 1914 года захватил на Бардусском перевале турецкую действующую батарею.
4. Иван Фирсов, хорунжий того же батальона, - за тот же подвиг.
5. 1-го Лабинского генерала Засса полка хорунжий Феодор Кофанов - за дело 19 октября 1914 года у селения Мысун, где он погиб. (Здесь вкралась ошибка: Кофанов был убит 23 октября западнее Баязета, по дороге на Диадин, о чем писал генерал Фостиков, тогда сотник и полковой адъютант, и чему был свидетелем автор этих строк.)
6. Высочайшим приказом от 26 апреля 1915 года награжден войсковой старшина Кубанской пластунской бригады Петр Романенко за то, что, командуя в бою 19 декабря 1914 года тремя сотнями казаков на Бардусском перевале, взял с боем 6 турецких горных орудий.
Высочайшим приказом от 7 января 1916 года утверждены награды главнокомандующего Кавказской армией, согласованные с местной Георгиевской думой, - Георгиевское оружие:
7. Бывшему командиру 1-го Сибирского атамана Ермака Тимофеевича казачьего полка, командующему Сибирской отдельной казачьей бригадой генералу Эрнесту Раддацу.
8. Бывшему начальнику 2-й Кубанской пластунской бригады, начальнику 1-й Кубанской пластунской бригады генералу Ивану Гулыге.
9. Командующему бригадой Сводно-Кубанской дивизии полковнику Эльберту Нальгиеву за командование 1-м Полтавским полком Кубанского войска.
10. Бывшему командиру 1-го Запорожского Екатерины Великой полка Кубанского войска, убитому в бою в Сарыкамыше, полковнику Антону Кравченко.
11. Командиру 1-го Горско-Моздокского генерала Круковского полка Терского войска полковнику Владимиру Стопчанскому.
12. Командиру 2-го Сибирского казачьего полка полковнику Ивану Борисевичу.
13. Бывшему командиру Кубанского пластунского батальона, состоящему из-за ран в резерве чинов при штабе Кавказского военного округа, полковнику Ивану Третьякову.
14. Бывшему командиру 11-го Кубанского пластунского батальона, состоящему по болезни в резерве чинов Кавказского военного округа, полковнику Алексею Чеботареву.
[276]
15. 2-го Сибирского казачьего полка полковнику Владимиру Шмонину.
16. Командующему 3-м Черноморским полком Кубанского войска войсковому старшине Галушке.
17. Командиру 1-й Терской казачьей батареи войсковому старшине Петру Кочергину.
18. Обер-офицеру для поручений при штабе 1-го Кавказского корпуса Генерального штаба капитану Матвею Медведеву.
19. Обер-офицеру для поручений при штабе 4-го Кавказского армейского корпуса Генерального штаба капитану Георгию Хутиеву.
20. 1-го Кубанского великого князя Михаила Николаевича полка Кубанского войска есаулу Ивану Есаулову.
21. Сводно-Кубанского полка Кубанского войска есаулу Ивану Бобряшеву.
22. 1-го Сибирского атамана Ермака Тимофеевича полка Сибирского казачьего войска есаулу Вячеславу Волкову (в Сибири, в своем войске, во время Гражданской войны был генералом и сыграл видную роль при перевороте в Омске; отец казачьей поэтессы Марии Волковой; убит красными партизанами при отступлении).
23. 2-й Кубанской казачьей батареи подъесаулу Константину Жаркову и орден Св.Георгия 4-й степени.
24. 1-го Уманского бригадира Головатого полка Кубанского войска сотнику Льву Дейнеге.
25. Того же полка сотнику Илье Раздеришину.
26. Того же полка сотнику Василию Гамалию (казак станицы Переяславской Кавказского отдела; после установления живой связи с английскими войсками в Месопотамии от имени короля Англии Георга V главнокомандующий войсками генерал Лек наградил Гамалия орденом "Милитери Кросс" (Военный крест); по возвращении из похода награжден орденом Св.Георгия 4-й степени).
27. 3-го Екатеринодарского полка хорунжему Константину Чащевому.- Георгиевское оружие за бой 17 января 1915 года.
28. 1-го Хоперского полка командиру 5-й сотни сотнику Михаилу Соломахину, казаку станицы Некрасовской Майкопского отдела, - орден Св. Георгия 4-й степени за успешную конную атаку на турок у города Ханекен (Персия) в направлении на Моссул 21 мая 1916 года.
29. Командиру 6-й сотни 1-го Кубанского полка есаулу Дмитрию Репникову, казаку станицы Расшеватской Кавказского отдела - орден Св. Георгия 4-й степени за конную атаку на пехоту турок в первый день войны, 19 октября 1914 года (в Гражданской войне начальник Кубанской дивизии, генерал. Проживал в
[277]
Югославии и перед приходом туда советских войск во время Второй мировой войны застрелился).
30. Генерал-майору Михаилу Пржевальскому, начальнику 1-й Кубанской пластунской бригады в боях под Сарыкамышем в конце декабря 1914 года и начальнику всех русских войск в этом районе, успешно отбившему все атаки турок, - орден Св.Георгия 4-й степени. В Эрзерумской операции в январе и феврале 1916 года в чине генерал-лейтенанта командовал 2-м Туркестанским армейским корпусом - награжден орденом Св.Георгия 3-й степени.
Выписки из высочайших приказов мне прислал В.И. Бастунов. Далее перечисляю тех георгиевских кавалеров, которых знаю и о которых мне точно известно:
31. Начальник 2-й Кубанской пластунской бригады Генерального штаба генерал-майор Букретов - награжден орденом Св.Георгия 4-й степени за исключительную инициативу, проявленную в Сарыкамышских боях. (В конце 1919 и начале 1920 года -Кубанский Войсковой атаман. Умер в Нью-Йорке.)
32. Генерального штаба полковник Термен, начальник штаба 1-й Кубанской пластунской бригады, заменявший в Сарыкамышской операции своего начальника, генерала Пржевальского, в должности начальника этой бригады, - награжден орденом Св.Георгия 4-й степени.
33. Генерального штаба капитан Караулов, терский казак, брат атамана Караулова. В должности начальника штаба Сарыкамышского отряда генерала Пржевальского награжден орденом Св.Георгия 4-й степени.
34. 1-го Запорожского полка Кубанского войска хорунжий Беляевский, казак станицы Рязанской Екатеринодарского отдела. За ночную вылазку на пехоту турок и захват их орудий награжден орденом Св.Георгия 4-й степени.
35. Командир 1-й сотни 1-го Кавказского полка подъесаул Феодор Алферов. В конной атаке трех сотен полка, увлекая головную сотню, захватил около 1000 пехоты турок и два горных орудия на подступах к Мемахатуну в марте 1916 года. Награжден орденом Св.Георгия 4-й степени. В чине войскового старшины в конной атаке на пехоту красных под Армавиром убит наповал летом 1918 года.
36. 1-го Хоперского полка подъесаул Илья Гречкин награжден орденом Св.Георгия 4-й степени. В 1919 году на Маныче в 3-й Кубанской казачьей дивизии генерала Бабиева командовал 1-м Таманским полком.
37. Сотник Леонид Артифексов за бой у Дутаха на реке Евфрат 6 ноября 1914 года награжден орденом Св.Георгия 4-й степени. Генерал Фостиков, сослуживец Артифексова по 2-й Кавказской казачьей дивизии, пишет о нем: казак Терского войска, окончил гимназию в Тифлисе, где его отец был преподавателем. В 1909 году
[278]
окончил Московское Алексеевское пехотное училище и вышел хорунжим в 1-й Сибирский атамана Ермака Тимофеевича казачий полк. В 1913 году перевелся в 1-й Запорожский полк Кубанского войска и назначен в дивизионную пулеметную команду, которой командовал подъесаул И.В.Борисенко, офицер 1-го Полтавского полка. В 1918 году он прибыл в Корниловский полк полковником вместе с новым командиром полка полковником Бабиевым и был его помощником. Через несколько дней в бою против красных был тяжело ранен и эвакуирован. По выздоровлении назначен командиром 1-го Линейного полка после гибели полковника Мурзаева, вновь тяжело ранен и в строй больше не вернулся. С лета 1919 года -штаб-офицер для поручений при командующем Кавказской армией генерале Врангеле, при котором был в Крыму в 1920 году. Молодым генералом умер в Югославии.
38. Сотник 1-го Таманского генерала Бескровного полка Василий Терентьевич Бабаев, казак станицы Усть-Лабинской Екатеринодарского отдела. Награжден орденом Св. Георгия 4-й степени за доблестную атаку на турок 24 июня 1916 года на подступах к Мемахатуну во главе своей 5-й сотни. В 1908 году Бабаев окончил трехгодичный курс Оренбургского казачьего юнкерского училища и вышел в 1-й Таманский полк, в котором и оставался до конца 1917 года, будучи в чине есаула. В Гражданской войне оставался в Екатеринодаре. Летом 1920 года в числе 6000 кубанских офицеров и чиновников всех рангов, до отставных включительно, арестован и сослан на Соловки. Дальнейшая судьба его неизвестна.
39. Младший офицер 5-й сотни прапорщик Онуфрий Булах, казак станицы Славянской, награжден за конную атаку Георгиевским оружием. Онуфрий Булах 2-й был сверхсрочной службы подхорунжий 1-го Таманского полка. По окончании школы прапорщиков вернулся офицером в свой полк.
Нет официальных данных о награждении орденом Св.Георгия 4-й степени и Георгиевским оружием знаменитого и популярного на Кубани и Тереке генерала от кавалерии Н.Н.Баратова. Как нет никаких данных и еще о многих георгиевских кавалерах доблестного казачьего офицерства, почему и скорбно осознавать, что память о них улетучивается в сердцах.

О СТАТУТНЫХ ОФИЦЕРСКИХ ОРДЕНАХ

Орден Св.Георгия и Георгиевское оружие назывались "статутными орденами". Это означает, что ими награждались только за те подвиги, которые перечислялись в книге "Статут о Георгиевских кавалерах" (название точно не помню).
Награждение строевого офицера орденом Св.Георгия производилось после совершения следующих подвигов: захвата в бою не-
[279]
приятельского знамени; вражеского пулемета или орудия; неприятельского офицера высшего ранга, не ниже штаб-офицерского чина и др.
Для награждения Георгиевским оружием подвиг требовался меньший. Один из случаев: начальник разъезда захватывает в плен неприятельских солдат в количестве, превышающем численность его разъезда или равном ему.
Это - в строевых частях кавалерии и пехоты. В специальных же войсках - артиллерии, у саперов, в авиации и для офицеров корпуса Генерального штаба - требовались "свои условия", но более легкие, чем в кавалерии и пехоте. В артиллерии офицер-наблюдатель, находящийся в цепях пехоты и корректирующий стрельбу своих орудий, уже заслуживал награждения его "статутным орденом".
Офицеры Генерального штаба могли получить орден за разработку плана боя или удачное расположение своих войск на позиции, что способствовало успеху.
При представлении по команде требовались письменные показания свидетелей-участников в офицерских чинах, видевших этот подвиг. Все это представлялось в иерархической последовательности в Георгиевскую думу, которая учреждалась при главнокомандующих армиями, и потом уже утверждалось высочайшим приказом.
Труднее всего было получить "статутный орден" строевому офицеру в младших чинах. Подвиг отдельно действующей сотни или полка давал первенство на получение высшей награды командиру сотни или командиру полка как главным и ответственным руководителям боя. Подчиненные же младшие офицеры обыкновенно награждались меньшими наградами. Или им нужно было совершить воочию подвиг в составе своей сотни или полка, то есть силами своих подчиненных казаков.
Кроме того, "статутные ордена" давались в успешных и крупных военных операциях, какими были на Кавказском фронте Сарыкамышская и Эрзерумская. В меньших же операциях требовалось только статутное совершение подвига.
На Кавказском фронте из-за малого количества у турок пулеметов и орудий мечтать о захвате их почти не приходилось.
Командир молодецкой 3-й сотни 1-го Лабинского полка Коля Бабиев прокомандовал этой сотней всю войну на Кавказе и совершил много разных подвигов, он мечтал заслужить "белый офицерский крестик". Но так его и не получил, хотя и был представлен. И уже в Гражданскую войну, в конце 1918-го или самом начале 1919 года, распоряжением генерала Деникина, главнокомандующего войсками юга России, была образована в
[280]
Екатеринодаре Георгиевская дума, которая, рассмотрев былые представления, утвердила и наградила многих офицеров "статутными орденами". В числе награжденных по Кубанскому войску были:
1. Орден Св.Георгия 3-й степени генералу Шатилову, бывшему в чине полковника командиром 1-го Черноморского полка.
2. Орден Св.Георгия 4-й степени генералу Бабиеву, бывшему подъесаулу и командиру 3-й сотни 1-го Лабинского полка.
3. Подъесаулу Петру Кадушкину, бывшему командиру 5-й сотни 1-го Черноморского полка, казаку станицы Усть-Лабинской.

КАЗАЧИЙ ПОЛК

Сила такого полка исчислялась в 1000 казаков и чуть более 1000 лошадей, включая обозы 1-го и 2-го разрядов. В мирное время каждая сотня имела в строю 120 человек, а на время войны - 135. Ее составляли:

вахмистры .................... 1
сотенные трубачи .......... 1

взводные урядники ....... 4
сотенные фельдшеры ..... 1

младшие урядники ....... 8
строевые казаки ........ 120
Итого - 135
А всего в шести сотнях - 810

Кроме того, в каждом полку были следующие команды: трубаческая, команда связи, обозная, писарская, чины полкового околотка - медицинского и ветеринарного, полковые кузнецы, полковой каптенармус. В них числилось около 100 казаков разных званий и рангов.
В полках было около 25 офицеров, 2- 3 врача, 2-3 военных чиновника, полковой священник. Каждому из них по закону полагался один конный вестовой и один денщик. Итого одних вестовых и денщиков свыше 60 казаков.
Каждая дивизия имела пулеметную (8 пулеметов) и конно-саперную команды, которые формировались казаками из всех четырех полков дивизии.
Писари, конные вестовые и денщики для всех офицеров и чиновников штаба дивизии набирались также из полков.
По закону, изданному с началом войны, семьи офицеров могли также иметь при себе денщика из полка. Кроме тех казаков, которые полагались по штату штабу дивизии, все остальные числились по спискам полка и составляли на полк около 1000 казаков.

О КАЗАЧЬЕЙ СИЛЕ И ПЕРЕЖИВАНИЯХ НА ФРОНТЕ

В начале этой тетради-брошюры мной поименно перечислены все казачьи полки, конные батареи, пластунские батальоны и
[281]
отдельные конные сотни. Эти казачьи силы на Кавказском фронте на 1 января 1917 года составляли:
Кубанские пластунские батальоны
22
около 22 тыс. человек
Терские пластунские батальоны
2
около 2 тыс. человек
Кубанские конные полки
20
около 20 тыс. человек
Терские конные полки
6
около 6 тыс. человек
Забайкальские конные полки
4
около 4 тыс. человек
Сибирские конные полки
2
около 2 тыс. человек
Донские полки 4-хсотенного состава
4
около 1,5 тыс. человек
Донские платунские батальоны
4
около 4 тыс. человек
Донские особые конные сотни
7
около 900 человек
Кубанские сосбые конные сотни
24
более 3 тыс. человек
Кубанские конные батареи
5
около 1250 человек
Забайкальские конные батареи
2
около 500 человек
Терская конная батарея
1
около 250 человек
Оренбургская конная батарея
1
около 250 человек
Всего же
28 пластунских батальонов
около 28 тыс. пеших казаков
35 конных полков
около 33 тыс. казаков
31 конная сотня
около 4 тыс. казаков
9 конных батарей
более 2 тыс. казаков
Считая, что не все полки и батальоны были полностью укомплектованы, остановимся на цифре 65 000 человек.
Все эти казачьи силы были на своих лошадях, при собственных седлах и холодном оружии и в своем обмундировании, до белья включительно. Казаки получали от государства только орудия, пулеметы, винтовки, подковы для лошадей, питание и фураж. Пластуны также имели собственное обмундирование и кинжалы и только винтовки получали от государства.
Как казаки питались на Кавказском театре военных действий, на занятой турецкой территории и в Персии, когда линия фронта проходила порой за две - три сотни верст от государственной границы, и чем они кормили своих лошадей - лучше умолчать... Сплошные горы, трущобы и бездорожье, бедность и редкость населения, абсолютное отсутствие деревьев на топливо в жуткую зимнюю стужу... Мрачные, вшивые, вонючие каменные норы курдских жилищ и их полная примитивности жизнь... И - никакого ропота среди послушного казачества. И никакого отпуска до лета 1915 года, а потом -два казака на сотню, процент небольшой... И только редкие письма из станицы, от семьи - вся радость, единственная радость для души...
Чтобы не быть голословным, приведу выдержки из книги генерала Масловского. Он приводит воспоминания начальника 66-й
[282]
пехотной дивизии генерала Савицкого, который со своей дивизией занимал позиции за Шайтан-даг (Чертова гора) в районе Огнота с осени 1916-го и до весны 1917 года.
"Положение частей на позициях, на высоте от 2400 до 3000 метров над уровнем моря, становилось все более и более тяжелым. На топливо были разобраны все брошенные жителями деревни. Доставка продуктов и фуража вследствие глубоких снегов была очень затруднительна. К весне положение ухудшилось. Начались заболевания возвратным тифом. Из-за начавшегося весной 1917 года таяния снегов доставка продуктов ухудшилась. По долинам с большим трудом, но все же можно было подвозить продукты на подводах. Далее, на горы, продукты везли на вьюках и складывали в тылу позиции юрты, а отсюда продукты переносились пешими командами, так как лошади с вьюками проваливались в глубокий снег".
Начальник штаба 4-й Кавказской стрелковой дивизии генерал Квинитадзе пишет:
"Одновременно с постройкой окопов и землянок строили дороги на Эрзерум. Но это была просто детская игра с природой. В начале декабря 1916 года солнце спряталось и повалил снег. Увидели солнце лишь на два дня в конце декабря, но затем недели две-три шел непрерывно снег. Все дороги завалило им. Расчищать их было невозможно, так как расчищаемый участок сейчас же снова заносило... Снег стоял стеной до 3 - 4 саженей, ветер страшный, метель. В 20 шагах ничего не видно; стоят люди и чистят дорогу, заметаемые снегом и замерзая.
На позициях, где мы находились до ухода в Эрзерум, было что-то трудноописуемое. Часто утром нельзя было открыть землянку, так как вся она, до верха, оказывалась засыпанной снегом... Зимой поели ишаков, кошек и собак. Иной раз солдаты варили бульон из хвостов и ели его. Лошади отъедали друг у друга хвосты и гривы... Обозы стояли на перевалах, занесенные снегом".

ПЕРЕМЕЩЕНИЕ КУБАНСКИХ КАЗАЧЬИХ ПОЛКОВ В 1917 ГОДУ

По мобилизационному плану следующие полки Кубанского казачьего войска были приданы корпусам Западного фронта в качестве корпусной конницы: 2-й Черноморский - 9-му, 2-й Екатеринодарский - 11-му, 2-й Линейный - 12-му, 3-й Уманский -12-му, 3-й Полтавский - 10-му и 3-й Хоперский - 3-му Кавказскому армейским корпусам.
В 1916 году из четырех полков была сформирована новая 4-я Кубанская казачья дивизия, которую возглавил генерал Рыбальченко, кубанский казак, вышедший на войну во главе 1-го Кизляро-Гребенского генерала Ермолова полка Терского войска. В нее вошли следующие полки: 2-й Екатеринодарский, 2-й Черноморский, 3-й Полтавский и 3-й Запорожский.
2-й Линейный и 3-й Хоперский полки образовали Кубанскую отдельную казачью бригаду, а 3-й Уманский так и не вошел в свою войсковую организацию.
В середине февраля 1917 года я был командирован в Петроград для представления на службу в Конвой его величества. В
[283]
Екатеринодаре я узнал, что 4-я Кубанская дивизия находится на отдыхе, на Кубани. Революция застала меня в Петрограде. Возвращаясь обратно в свой 1-й Кавказский полк, я застал эту дивизию на станции Акстафа, где она разгрузилась для следования походным порядком на Джульфу и далее в Персию, в Экспедиционный Кавказский кавалерийский корпус генерала Баратова. Это было в самых первых числах марта, когда в дивизию поступил манифест императора Николая II об отречении. Я гостил у офицеров 2-го Екатеринодарского полка, почему мне и памятны эти дни.
Начальником штаба дивизии был Генерального штаба полковник Успенский, бывший командир 1-го Хоперского полка, в 1919 году ставший Кубанским Войсковым атаманом после разгрома Краевой рады. Командиром 1-й бригады был полковник Вдовенко, терский казак, ставший Терским Войсковым атаманом, и командиром 2-й бригады - полковник Туроверов (кубанец). Дивизия не имела своей артиллерии.
В середине апреля 1917 года 5-я Кавказская казачья дивизия генерала Томашевского была переброшена из-под Карса в Финляндию. При следовании эшелонов 1-го Кавказского полка от Тихорецкой на Царицын мы встретили партизанский отряд войскового старшины А.Г.Шкуро, который перебрасывался в Персию. Он состоял из двух сотен казаков.
В это же время в Персии действовал еще один казачий партизанский отряд войскового старшины Лазаря Бичерахова (терский казак-осетин).
В партизанском отряде А.Г.Шкуро командирами сотен были подъесаулы Я.Прощенко и Ю.Ассиер, выпуска 1912 года Оренбургского казачьего училища.
Первый расстрелян на станции Кавказской в марте 1918 года, а второй погиб под Осколом в ноябре 1919 года в чине полковника и должности командира 1-го Хоперского полка.
В 1917 году из видных казачьих офицеров Кавказского фронта следующие лица занимали заметные должности не в казачьих частях:
1. Бывший командир 1-го Кубанского пластунского батальона полковник Расторгуев - генерал-майор и командир бригады 6-й Кавказской стрелковой дивизии. Умер в Югославии.
2. Полковник Демяник - командир 154-го Дербентского пехотного полка. Погиб в Кубанском конном отряде полковника Кузнецова в горах за Туапсе в 1918 году.
3. Генерального штаба подполковник Караулов, терский казак - начальник штаба 7-й Кавказской стрелковой дивизии.
[284]

ГЕНЕРАЛ ОТ КАВАЛЕРИИ ПЕТР ПЕТРОВИЧ КАЛИТИН

Среди героев Кавказской армии генерал Калитин занимал видное место после командующего армией генерала Юденича и равных ему по должности генералов - Баратова и Пржевальского. Его считали все милым, добрым, отзывчивым и веселым стариком. Своими летами он был старше всех. Довольно крупный, полный, осанистый, с седой коротко подстриженной бородкой, он отечески привлекал всех к себе и вызывал почтение и уважение.
Ни тогда, ни теперь редко кто из нас знал биографии своих начальников. Пожалуй, такие сведения имел полковник Терского казачьего войска К.С.Лотиев, живший во Франции. От него я получил интересные сведения о Калитине. Вот они:
"Генерал от кавалерии Петр Петрович Калитин происходил из дворян Смоленской или Псковской губернии. Родился между 1845 - 1850 годами. Он был двоюродным братом военного министра генерала Куропаткина. Учился в Нижегородском (Аракчеевском) кадетском корпусе и, как он сам говорил, за "громкое поведение" исключен из 4-го или 5-го класса. После этого поступил добровольцем в отряд генерала Скобелева и участвовал в Ахал-Текинской экспедиции. За боевые отличия награжден офицерским чином, а за взятие крепости Геок-Тепе получил офицерский Георгиевский крест 4-й степени. Это было в 1880 году.
Служба его до лета 1899 года протекала в Туркестане. Там он командовал Туркменским конным дивизионом, а в мае 1899 года назначен командиром 1-го Волгского полка Терского войска. Командовал полком блестяще, проявляя исключительную заботливость. Все смотры при нем, включая и смотр инспектора кавалерии великого князя Николая Николаевича (грозы кавалерии), проходили отлично. В 1902 году, во время Курских маневров, на которых присутствовал император Николай II, полк особенно отличился разведывательной службой и маневрированием "лавой", что было отмечено приказом по войскам, которыми командовал военный министр генерал Куропаткин. Вскоре после этого, весной 1903 года, Калитин был произведен в генералы и назначен бригадным командиром 1-го Волгского и 1-го Линейного Кубанского войска полков. В 1905 или 1906 году он получил Забайкальскую отдельную казачью бригаду, а вскоре - Сибирскую отдельную казачью бригаду, с которой и вышел на войну, на Кавказский фронт в 1914 году. Утвердительно могу сказать, что он приписан в казаки Ессентукской станицы Терского войска".
Последние годы жизни Калитин провел Париже. В 1925 году там выступала громадная группа казаков-джигитов: 80 наездников, 40 человек хора трубачей, 100 человек хора песенников и 20 танцоров. С хозяйственными чинами всего было 250 человек. Все
[285]
это возглавлял генерал Шкуро. Иногда на представление приходил генерал Калитин. Его казаки всегда звали на обед. В штатском костюме, слегка грузный и, как всегда, веселый, подвижный, он был приятен.
В 1928 или 1929 он умер в Париже. Французские газеты посвятили ему похвальные статьи как герою, отличившемуся при взятии крепости Эрзерум в 1916 году, и поместили его портрет в походной форме тех лет войны. Умер он в возрасте около 80 лет.

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ЭЛЬМУРЗА МИСТУЛОВ

О родословной Мистулова дал сведения тот же полковник Лотиев, его сослуживец и ближайший друг.
"Отец Эльмурзы, Асламбек, был ротмистр. За отличие в Турецкой войне 1877 - 1878 годов имел два солдатских Георгиевских креста и чин офицера. Офицером служил в 1-м Горско-Моз-докском полку Терского войска, а потом переведен в Дагестанский конный полк.
Эльмурза родился в 1869 или 1870 году. В 1890 году окончил Ставропольское казачье юнкерское училище и вышел подхорунжим в 1-й Волгский полк (тогда таким чином выпускали из юнкерских училищ). Как окончивший по 1-му разряду - через полгода он был произведен в чин хорунжего, со старшинством года окончания училища. В 1899 году, прибыв молодым хорунжим после окончания казачьей сотни Николаевского кавалерийского училища, я застал его "старым сотником". Мистулов пробыл в этом чине не менее 6 лет (тогда из сотников в подъесаулы производили "на вакансии", и были сотники, которые сидели в этом чине по 15 лет и дольше). Застал его в полку начальником учебной команды. В 1900 году, во время боксерского восстания в Китае, он уехал на Дальний Восток, где получил на Маньчжурской железной дороге "охранную роту". В июне 1902 года, перед царскими маневрами под Курском, вернулся обратно в полк. В 1904 году с Терско-Кубанским горским полком выступил на русско-японскую войну. За выдающиеся подвиги был награжден всеми боевыми наградами по его обер-офицерскому чину: до Св.Владимира 4-й степени с мечами и бантом, Золотым оружием, орденом Св.Георгия 4-й степени и чином есаула.
В 1906 году вернулся в войско и был командиром сотни 2-го Волгского полка. В 1908 году переведен в 1-й Горско-Моздокский полк. В 1911 году произведен в войсковые старшины и назначен помощником по строевой части командира 1-го Волгского полка. В 1913 году назначен в 1-й Кизляро-Гребенской полк и участвовал в Шахсевенской экспедиции в Персии. В начале 1914 года назначен командиром 2-го Сунженско-Владикавказского льготного пол-
[286]
ка, с которым и вышел на войну. Остальное вам известно и описано в ваших брошюрах. Он имел пять братьев. От третьего брата, есаула Дзанчека, выданного в Лиенце, остался сын, Эльмурза".
В.Бастунов прислал мне копию высочайшего приказа от 25 февраля 1907 года о награждении Мистулова орденом Св.Георгия 4-й степени, которую и помещаю в память о храбрейшем из храбрых.
"1-го Волгского полка Терского казачьего войска Эльмурзе Мистулову за выдающийся подвиг, мужество и храбрость, оказанные им 12 декабря 1904 года у деревни Бедагоу, когда, узнав, что сотник князь Эльдаров, налетевший на неприятельские окопы, занятые пехотной заставой в 30 человек, пал смертельно раненный, он с 13-ю всадниками и ординарцами бросился в атаку в конном строю и, несмотря на бешеный огонь японцев, первым доскакал до окопов, лично зарубил несколько человек, а остальных обратил в бегство и, будучи ранен дважды пулями и штыковым ударом в живот, до конца схватки оставался в строю и спас тело князя Эльдарова".
[287]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Казаки на Кавказском фронте -> Тетрадь тринадцатая
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:45
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik